Тема Место Михаила Зощенко в русской литературе презентация по теме Литература

  • Тема: Место Михаила Зощенко в русской литературе
  • План урока:
Предшественники и последователи от Даниила Заточника до Михаила Жванецкого. 
Драматургия М. Зощенко. Особенности драматического конфликта. 
"Зверь" и "неживой человек" в мире раннего Зощенко. 
Наставничество Горького и 
"метаморфоза" Зощенко.
  • Тема, обозначенная в заголовке,
  Тема, обозначенная в заголовке,
заслуживает обстоятельного
монографического исследования.
  Вопрос о месте Зощенко в русской
литературной истории был и
предметом творческой 
рефлексии писателя, и 
предметом научного 
осмысления, начиная с 
Двадцатых годов до нашего времени
  • “Зощенковский герой” — это не банальный образ обывателя”, а сложно организованный диалог автора и персонажа с их парадоксальным взаимоперетеканием. Исторически он восходит к таким многозначным явлениям, как рассказчик(и) “Повестей Белкина”, соотношение автор/Чичиков в “Мертвых душах”, “диалогическое” слово Достоевского, “лирический герой” поэзии и прозы Козьмы Пруткова, лесковский сказ, “Ich-ErzahIung” чеховской новеллистики. Подобно своим предшественникам, Зощенко достигает за счет комико-иронического раздвоения образа рассказчика особенного, чисто эстетического удвоения художественного эффекта.
  “Зощенковский герой” — это не банальный образ обывателя”, а сложно организованный диалог автора и персонажа с их парадоксальным взаимоперетеканием. Исторически он восходит к таким многозначным явлениям, как рассказчик(и) “Повестей Белкина”, соотношение автор/Чичиков в “Мертвых душах”, “диалогическое” слово Достоевского, “лирический герой” поэзии и прозы Козьмы Пруткова, лесковский сказ, “Ich-ErzahIung” чеховской новеллистики. Подобно своим предшественникам, Зощенко достигает за счет комико-иронического раздвоения образа рассказчика особенного, чисто эстетического удвоения художественного эффекта.
  • О созвучности художественных миров Зощенко и Высоцкого первым, пожалуй, высказался Е. Евтушенко в стихах, посвященных смерти поэта: “Для нас Окуджава был Чехов с гитарой. Ты — Зощенко песни с есенинкой ярой”. 
   О созвучности художественных миров Зощенко и Высоцкого первым, пожалуй, высказался Е. Евтушенко в стихах, посвященных смерти поэта: “Для нас Окуджава был Чехов с гитарой. Ты — Зощенко песни с есенинкой ярой”.
  • Драматургическое наследие М.М. Зощенко — достаточно
Драматургическое наследие М.М. Зощенко — достаточно
обширное и своеобразное, чтобы стать объектом внимания и
изучения, — всегда считалось наиболее слабой, неинтересной
частью творчества писателя. Его комедии практически не имеют
сценической истории, они мало известны не только массовому
зрителю, но и режиссерам, театроведам, театральным критикам.
По мнению же большинства литературоведов, которые все-таки
обращаются—черезвычайно редко и неохотно — к драматургии
Зощенко, она вторична по отношению к его прозе, а значит—не
добавляет ничего существенного к художественному облику
крупнейшего советского сатирика.
  • Все произведения Зощенко обладают одной
Все произведения Зощенко обладают одной
удивительной особенностью: по ним можно
изучать историю нашей страны. Никогда не
работая для “читателя, которого нет”, тонко
чувствуя время, писатель сумел зафиксировать
не просто проблемы, волнующие современников,
но и такое, сложно поддающееся научному
анализу явление, как “стиль эпохи”. Будучи
новаторскими по своей сути, его рассказы,
повести, пьесы каждого десятилетия зачастую
неуловимо похожи — чисто внешне — на
произведения других авторов тех лет.
  • Попытка привнести “элементы
Попытка привнести “элементы
водевиля” в реалистическую
драматургию с реальными, достаточно
типичными, но при этом неординарными
характерами оказалась весьма
успешной. Зощенко тем самым
предложил драматургии и театру новый,
малоосвоенный путь и не только
продемонстрировал владение
известными театральными формами, но
доказал собственную состоятельность в
обновлении их.
  • Зощенко, учитель и просветитель своих современников,
Зощенко, учитель и просветитель своих современников,
различными способами боролся со страданиями и
невежеством, причиной страдания. Он вначале больше
“смеялся сквозь слезы”, в свой гоголевский период
смешанной жалости и презрения к “малым сим”,
сокрушавшимся из-за потери галош и кражи пальто, а потом
научился “смяться над слезами” в “сентиментальных
повестях”, смеяться добродушно и снисходительно в надежде
победить собственный ужас перед человеком и его страшной
и темной участью (которую надо переделать любой ценой).
Зато в тридцатые годы он, очевидно, решил увеличить
“беспощадность” своего смеха по отношению к самому
себе. Ведь главным объектом его разоблачительного пафоса
все более делается он сам — слабый, нервный,
раздражительный человек старого буржуазного,
эгоцентрического мира, которому слишком часто нужны
разные совершенно ненужные “куколки”, стишки и другие 
бесполезные и глупые игрушки.
  • Примером и образцом в этой борьбе с самим собой все более делается Горький, человек, который как выходец из народа и с “университетским образованием с факультета жизни” мог бы стать “очарованным странником” или босяком, или даже господином Синебрюховым или Флягиным, однако же стал не жертвой жизни, а просветителем, любя, но не жалея ни своих героев, ни своих современников и меньше всего себя. Переписка Зощенко с Горьким свидетельствует о преклонении младшего писателя перед “мужественной” и гармоничной личностью человека, преодолевшего судьбу и помогающего своей стране преодолеть исторический рок. Не потому ли Горький “единственный человек, которого он по-настоящему любит”. Во всяком случае, он бесценный пример победы над хаосом: “Алексей Максимович, я вас действительно сердечно и искренне люблю за то, что вы имеете правильное отношение, правильную что ли пропорцию своего отношения к людям, чего у меня никогда не получается ”". “Гоголевский” Зощенко не знает чувства меры и преклоняется перед “Пушкиным” нового мира, который знает “пропорцию” во всем. 
Примером и образцом в этой борьбе с самим собой все более делается Горький, человек, который как выходец из народа и с “университетским образованием с факультета жизни” мог бы стать “очарованным странником” или босяком, или даже господином Синебрюховым или Флягиным, однако же стал не жертвой жизни, а просветителем, любя, но не жалея ни своих героев, ни своих современников и меньше всего себя. Переписка Зощенко с Горьким свидетельствует о преклонении младшего писателя перед “мужественной” и гармоничной личностью человека, преодолевшего судьбу и помогающего своей стране преодолеть исторический рок. Не потому ли Горький “единственный человек, которого он по-настоящему любит”. Во всяком случае, он бесценный пример победы над хаосом: “Алексей Максимович, я вас действительно сердечно и искренне люблю за то, что вы имеете правильное отношение, правильную что ли пропорцию своего отношения к людям, чего у меня никогда не получается ”". “Гоголевский” Зощенко не знает чувства меры и преклоняется перед “Пушкиным” нового мира, который знает “пропорцию” во всем.
Если вам понравился материл вы можете разместить его у вас на сайте.
Открыть доклад
Скачать
Презентация по теме Тема Место Михаила Зощенко в русской литературе . Материал содержит 10 слайдов. Вы можете использовать его для подготовки к уроку Литература. Он будет полезен как ученикам и студентам, так и преподавателям школ и вузов. Вы можете просмотреть презентацию у нас на сайте или скачать к себе. Все материалы абсолютно бесплатны.

Тема: Место Михаила Зощенко в русской литературе

План урока: Предшественники и последователи от Даниила Заточника до Михаила Жванецкого. Драматургия М. Зощенко. Особенности драматического конфликта. "Зверь" и "неживой человек" в мире раннего Зощенко. Наставничество Горького и "метаморфоза" Зощенко.

Тема, обозначенная в заголовке, Тема, обозначенная в заголовке, заслуживает обстоятельного монографического исследования. Вопрос о месте Зощенко в русской литературной истории был и предметом творческой рефлексии писателя, и предметом научного осмысления, начиная с Двадцатых годов до нашего времени

“Зощенковский герой” — это не банальный образ обывателя”, а сложно организованный диалог автора и персонажа с их парадоксальным взаимоперетеканием. Исторически он восходит к таким многозначным явлениям, как рассказчик(и) “Повестей Белкина”, соотношение автор/Чичиков в “Мертвых душах”, “диалогическое” слово Достоевского, “лирический герой” поэзии и прозы Козьмы Пруткова, лесковский сказ, “Ich-ErzahIung” чеховской новеллистики. Подобно своим предшественникам, Зощенко достигает за счет комико-иронического раздвоения образа рассказчика особенного, чисто эстетического удвоения художественного эффекта. “Зощенковский герой” — это не банальный образ обывателя”, а сложно организованный диалог автора и персонажа с их парадоксальным взаимоперетеканием. Исторически он восходит к таким многозначным явлениям, как рассказчик(и) “Повестей Белкина”, соотношение автор/Чичиков в “Мертвых душах”, “диалогическое” слово Достоевского, “лирический герой” поэзии и прозы Козьмы Пруткова, лесковский сказ, “Ich-ErzahIung” чеховской новеллистики. Подобно своим предшественникам, Зощенко достигает за счет комико-иронического раздвоения образа рассказчика особенного, чисто эстетического удвоения художественного эффекта.

О созвучности художественных миров Зощенко и Высоцкого первым, пожалуй, высказался Е. Евтушенко в стихах, посвященных смерти поэта: “Для нас Окуджава был Чехов с гитарой. Ты — Зощенко песни с есенинкой ярой”. О созвучности художественных миров Зощенко и Высоцкого первым, пожалуй, высказался Е. Евтушенко в стихах, посвященных смерти поэта: “Для нас Окуджава был Чехов с гитарой. Ты — Зощенко песни с есенинкой ярой”.

Драматургическое наследие М.М. Зощенко — достаточно Драматургическое наследие М.М. Зощенко — достаточно обширное и своеобразное, чтобы стать объектом внимания и изучения, — всегда считалось наиболее слабой, неинтересной частью творчества писателя. Его комедии практически не имеют сценической истории, они мало известны не только массовому зрителю, но и режиссерам, театроведам, театральным критикам. По мнению же большинства литературоведов, которые все-таки обращаются—черезвычайно редко и неохотно — к драматургии Зощенко, она вторична по отношению к его прозе, а значит—не добавляет ничего существенного к художественному облику крупнейшего советского сатирика.

Все произведения Зощенко обладают одной Все произведения Зощенко обладают одной удивительной особенностью: по ним можно изучать историю нашей страны. Никогда не работая для “читателя, которого нет”, тонко чувствуя время, писатель сумел зафиксировать не просто проблемы, волнующие современников, но и такое, сложно поддающееся научному анализу явление, как “стиль эпохи”. Будучи новаторскими по своей сути, его рассказы, повести, пьесы каждого десятилетия зачастую неуловимо похожи — чисто внешне — на произведения других авторов тех лет.

Попытка привнести “элементы Попытка привнести “элементы водевиля” в реалистическую драматургию с реальными, достаточно типичными, но при этом неординарными характерами оказалась весьма успешной. Зощенко тем самым предложил драматургии и театру новый, малоосвоенный путь и не только продемонстрировал владение известными театральными формами, но доказал собственную состоятельность в обновлении их.

Зощенко, учитель и просветитель своих современников, Зощенко, учитель и просветитель своих современников, различными способами боролся со страданиями и невежеством, причиной страдания. Он вначале больше “смеялся сквозь слезы”, в свой гоголевский период смешанной жалости и презрения к “малым сим”, сокрушавшимся из-за потери галош и кражи пальто, а потом научился “смяться над слезами” в “сентиментальных повестях”, смеяться добродушно и снисходительно в надежде победить собственный ужас перед человеком и его страшной и темной участью (которую надо переделать любой ценой). Зато в тридцатые годы он, очевидно, решил увеличить “беспощадность” своего смеха по отношению к самому себе. Ведь главным объектом его разоблачительного пафоса все более делается он сам — слабый, нервный, раздражительный человек старого буржуазного, эгоцентрического мира, которому слишком часто нужны разные совершенно ненужные “куколки”, стишки и другие бесполезные и глупые игрушки.

Примером и образцом в этой борьбе с самим собой все более делается Горький, человек, который как выходец из народа и с “университетским образованием с факультета жизни” мог бы стать “очарованным странником” или босяком, или даже господином Синебрюховым или Флягиным, однако же стал не жертвой жизни, а просветителем, любя, но не жалея ни своих героев, ни своих современников и меньше всего себя. Переписка Зощенко с Горьким свидетельствует о преклонении младшего писателя перед “мужественной” и гармоничной личностью человека, преодолевшего судьбу и помогающего своей стране преодолеть исторический рок. Не потому ли Горький “единственный человек, которого он по-настоящему любит”. Во всяком случае, он бесценный пример победы над хаосом: “Алексей Максимович, я вас действительно сердечно и искренне люблю за то, что вы имеете правильное отношение, правильную что ли пропорцию своего отношения к людям, чего у меня никогда не получается ”". “Гоголевский” Зощенко не знает чувства меры и преклоняется перед “Пушкиным” нового мира, который знает “пропорцию” во всем. Примером и образцом в этой борьбе с самим собой все более делается Горький, человек, который как выходец из народа и с “университетским образованием с факультета жизни” мог бы стать “очарованным странником” или босяком, или даже господином Синебрюховым или Флягиным, однако же стал не жертвой жизни, а просветителем, любя, но не жалея ни своих героев, ни своих современников и меньше всего себя. Переписка Зощенко с Горьким свидетельствует о преклонении младшего писателя перед “мужественной” и гармоничной личностью человека, преодолевшего судьбу и помогающего своей стране преодолеть исторический рок. Не потому ли Горький “единственный человек, которого он по-настоящему любит”. Во всяком случае, он бесценный пример победы над хаосом: “Алексей Максимович, я вас действительно сердечно и искренне люблю за то, что вы имеете правильное отношение, правильную что ли пропорцию своего отношения к людям, чего у меня никогда не получается ”". “Гоголевский” Зощенко не знает чувства меры и преклоняется перед “Пушкиным” нового мира, который знает “пропорцию” во всем.

Работа может использоваться для проведения уроков и докладов по предмету "Литература"

Готовые презентации по литературе обладают красочными слайдами с изображениями поэтов и их героев, а также иллюстрациями к романам, стихотворениям и другим литературным произведениям.Перед учителем литературы стоит задача проникнуть в душу ребенка, научить его нравственности, и развить в нем творческую личность, поэтому, презентации по литературе должны быть интересными и запоминающимися. В этом разделе нашего сайта Вы можете скачать готовые презентации на уроки литературы для 5,6,7,8,9,10,11 класса абсолютно и без регистрации.